klaustromax (klaustromax) wrote,
klaustromax
klaustromax

Жуков


Я уже упоминал Жукова в посте о барнаульском варианте "Параллельных миров". Теперь подробнее - с картинками.


Автопортрет


Николай Жуков с новым листом, Новосибирск, 2007

Для меня – это самый-самый художник из доселе встреченных.
Он художник всегда – не только в пространстве мастерской, как многие.
Да и мастерской у него нет: есть дом, набитый книгами, при взгляде на которые слюнки текут. Искусство, поэзия, история, философия и – сказки. Собрания сказок всех известных и неизвестных народов.
Впрочем, Жуков и сам вполне сказочный персонаж: маленький сутулый мужичок с лицом, именем и отчеством Гоголя, плоховато слышащий и оттого постоянно находящийся в своем пространстве, в которое посторонний проникает только после нескольких повторов собственных фраз. Эти повторы, делаемые с возрастающим усилием, сразу обнаруживают необязательность вопросов и ненужность светской беседы. Жуков – рассказчик, сказочник. Его непременно реальные, произошедшие с ним неизвестно когда истории жизни также непохожи на истории жизни обычных людей, как сказки – на газетную хронику. Его поездки в тайгу с геологами и без геологов, в какие-то невероятно глухие места, или наоборот – в столицы, с 12-ю рублями в кармане, с ночевками не иначе как на улице или в квартире Ростроповича.
Новосибирский художник и литератор Николай Мясников написал эссе «Жуков Великолепный». Можно было бы добавить еще восклицательный знак, но это выглядело бы как некое открытие. А открытия никакого тут нет. Великолепный он, видимо, с детства, и к этому званию привык и несет его просто, терпеливо ожидая неизбежного очередного повышения в звании.
Графические листы Жукова обескураживают невероятной очевидностью простой техники и не менее невероятной емкостью образов. Большие белые бумаги, исписанные черной тушью, совершенны. Как и малюсенькие клочки с миниатюрками, каждая из которых – шедевр. Их даже можно использовать в качестве товарных знаков – так они лаконичны и самодостаточны. При этом сделаны за считанные секунды кистью без предварительного рисунка.
Жуков знает цену своим работам. Как большую, так и малую. Он в состоянии продать за хорошие деньги большой лист графики какому-нибудь генералу, впервые слышащему само слово «графика». Бывало также, он продавал маленькие листки прямо на вокзале за копейки, когда не хватало на билет...
(Из письма художника С. Баранова режиссеру В. Петрову, 2005)

Мастерская С.Баранова
Мастерская С. Баранова



Большой улов


Горно-Алтайск зимой


Мурзик


Натюрморт


Натюрморт


Натюрморт. Моллюски


Русский футбол


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: Жуков, единочаятели, занимательная антропология, слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments