?

Log in

No account? Create an account
Белый Квадрат.2001.

klaustromax


Арт-завод Баранова

Искусство заключается в том, чтобы посредством наипростейшего выразить наисложнейшее (А. Платонов)


Previous Entry Share Next Entry
Живопись Виталия Латышенко
Белый Квадрат.2001.
klaustromax

Зима. 2007. Х., м. В частной коллекции в Риге.

"Новые - все гениальные... давно в Омске такого не было", - так написала Ольга Кошелева о работах Виталия Латышенко, сейчас выставленных на его персоналке в Доме художника (по 25 июля). А здесь не новые, но - сами смотрите - несколько гуашевых и масляных картинок с давней, но памятной персоналки 2008 года в Музее им. Врубеля. Бонус - пара картинок до окончательной (окончательной ли?) редакции. Иногда редакции чрезмерной: так, "Спелая груша", уже вошедшая в буклет выставки, к вернисажу была превращена в "Избы".
10 лет назад эти работы (и много других) были показаны на первой большой персоналке Виталия Латышенко в Музее имени М.А. Врубеля. К ней был вот такой текст:

  Лето Виталия Латышенко

    Зима – это время рациональности. Яркая живопись природы меняется на строгую графику, а люди изо всех сил стараются сберечь тепло – себя и своих жилищ. Но художник – существо заведомо иррациональное: жар своей души он не бережет, а выплескивает в работы, устанавливая в каждом отдельно взятом прямоугольнике холста необходимое ему в этот самый миг время года. Или, бывает,  выплескивает свой холод, несмотря на царящий вокруг зной.
    Виталий Латышенко – художник «летний», «жаркий». Горячий солнечный свет заливает его живописные полотна, и если этого света – только лучик, и  плотная зелено-фиолетовая тень заполняет все пространство, все равно – лучик этот непременно летний, а тень – только малый уголок прохлады посреди плененного солнцем пространства. Вслед за солнцем Латышенко разделяет мир на свет и тень, создавая две единые в своей противоположности гиперцветовые среды. Цвет в них сконцентрирован до предела, иногда – до предела гармонии, расплавляя эту зыбкую границу, заставляя принять эту искреннюю веру, эту новую красоту.
    Виталий Латышенко – художник «летний», бескомпромиссный и по своему отношению к творчеству. Его творческий пламень заставляет все силы отдавать служению искусству - в ущерб домашнему уюту, материальному достатку и другим общепринятым ценностям. Латышенко – художник, который вынужден творить, чтобы буквально – не сгореть.
    Его, воспитанника сельских интернатов, заводского рабочего, каким-то чудом занесло на худграф, куда он впервые поступал, сдавая «живопись» вызывавшими сочувствие и смех у абитуриентов «школьными» красками. Между первой и второй, успешной, попытками была вечерняя художественная школа, где преподавал Николай Молодцов, сам в то время набирающий силу как художник, любящий, а главное - тонко и точно чувствующий цвет. Этот дар молодой педагог сумел разглядеть и развить в своем сверстнике-ученике.
    На легендарном омском худграфе 80-х Виталий Латышенко попал в бурлящую свежими  соками творческую среду, в которой едва ли не каждый студент был - гений, а педагог - бог.  В этом сонме небожителей Латышенко не затерялся: он скоро прослыл лучшим рисовальщиком курса, а  дипломная живописная работа «Цыганки» получила высокую оценку «самого» Леонида Елфимова и еще долго украшала «избранное» худграфа.
    В 1990-х Виталий Латышенко создает свою живописную систему, находит собственное творческое «я». Начинает участвовать в выставках: сначала в составе творческого объединения «Цветной бульвар», затем  и в персональных дуэтах: совместно с Валерием Тимофеевым, а позже – с Сергеем Вирганским в ОГИК музее, с Виталием Заболотько в галерее «Мир живописи».
Но в жизни цветолюбивого художника начинается черная полоса. Бытовые проблемы приводят к невозможности творить. В ненаходящем выхода творческом огне Латышенко едва не сгорел сам.
Слава Богу, не сгорел.
    Весна – зима – лето. Такой творческий календарь оказался у Виталия Латышенко. Он снова много и радостно творит, участвует в выставках. Его работы стали мудрее, сочнее, лучше. Заметнее. Их можно увидеть как в музейных проектах – «Про людей и ангелов», «Пир королей» (ООМИИ им. М.А.Врубеля, 2007), так и на выставках Союза художников. Первые творческие награды нашли нашего героя.
    Хочется верить, что лето Виталия Латышенко только начинается и продлится долго-долго…

С. Баранов


Рад, что лето замечательного художника Виталия Латышенко продолжается. И осень, надеюсь, не скоро.



Песня. 1994. Б., гуашь. В частном собрании в Риге.


Закат. 1997. Б., гуашь


Рембрандт. 1998. Б., гуашь. 43х61


Ожидание (Жду сноса). 1999. Б., гуашь. 69х50.
Долгое время Виталий прожил в деревянной лачужке на Декабристов с соседями-алкоголиками, своими частыми дебошами не дававшими ему работать. Целые 10 лет он ждал обещанного сноса.


Куклы. 2004. Б., гуашь.  38х49


Портрет Вирганского. 2004. Б., гуашь


Цветы и груша. 2004. Б., гуашь


Праздник в окне. 2004. Б., гуашь.
Портрет этой самой крохотной комнатушки на Декабристов, где едва помещались лишь кровать, столик и складной мольберт.
И вот...


Вокруг тишина. 2004. Х., м. Первоначальное название "Переехал". Один из первых, уже давно "исправленный" автором вариант.


Вокруг тишина (бывш. Переехал). 2005. 85х80.
И этот вариант, кажется, не стал окончательным. Судя по фотоотчетам с новой выставки, картинка уже выглядит иначе.


Если бы. 2007. Х., м. 75х90


В автобусе. 2005. Б., гуашь


Лето без меня. 2004? Тоже одна из рекордсменок по перекрашиванию - это уже вариант 2007 года.


Полночь. 2007. Х., м. 75х85


Спелая груша. 2007. ДВП, масло.
Эта работа вошла в буклет персоналки в в Музее имени М.А. Врубеля в 2008 году, но накануне вернисажа в попытках улучшить была полностью переписана и стала "Избами".


Избы. 2008. ДВП, масло.

  
Пространство. 2007. В частной коллекции в Риге.
Одна из моих самых любимых работ. Очень реалистичная: при всей формальности точно запечатленное пространство лестничной клетки малосемейной 9-этажки в Башенном переулке, где живет и работает скромный сибирский гений Виталий Латышенко.