?

Log in

No account? Create an account
Белый Квадрат.2001.

klaustromax


Арт-завод Баранова

Искусство заключается в том, чтобы посредством наипростейшего выразить наисложнейшее (А. Платонов)


Previous Entry Share Next Entry
мои часы
Белый Квадрат.2001.
klaustromax


В тренде всеобщего  меренья часами захотелось рассказать про свои.
Где-то на рубеже веков я угробил простенькую «Зарю» и довольно долго существовал в "безвременьи" – мобильника тогда тоже еще не завелось. Как-то обходился – солнцем, милостью прохожих. Да и музей, где я работал художником, терпеливо относился к моей весьма относительной пунктуальности. И вот летом 2001 года звонит мне на работу Владимир Сергеевич Петров, бывший тогда главрежем Омской Драмы:
- Сережа, у вас время есть?
- Время есть, а часов нету, - скаламбурил я.
- Если вы на машине, не могли бы прямо сейчас подъехать к театру?
Через пять минут моя зеленая «ока» была уже у служебного входа. Как оказалось, помощь понадобилась, чтобы перевезти домой к Владимиру Сергеевичу вещи из кабинета – в результате шумного конфликта с директором, ныне всемирно известным из-за истории с "Тангейзером" Борисом Мездричем, Петрову было отказано от места. Несмотря на все эти «Золотые маски» и настоящую золотую эпоху в театре.
Что ж – перевезли: и книги, и картины (из них две или три? – мои).  Одну большую, про любовь (не помню, чьих кистей) перенесли на руках - недалеко.
Прощаясь, Владимир Сергеевич протянул мне наручные часы:
- Берите, это хорошие часы: вместе с драматургом Шипенко в Дюссельдорфе брали, у него такие же.
Надо сказать, что спектакль Петрова по пьесе А. Шипенко «Натуральное хозяйство в Шамбале» был в Омске культовым: я лично знал людей, которые ходили на него каждый месяц все время, пока он шел.
С тех пор, уже 14 лет, эти «ситизен» у меня на руке. Поцарапанные, периодически заляпываемые краской (и сейчас вон брызги на ремешке), с некоторых пор исправно отстающие на 1 минуту в день и путающие дни недели. Но глядя на них, я не только узнаю который час, но и вспоминаю о том времени и о большом человеке Владимире Сергеевиче Петрове.
После я пару раз останавливался у Петрова, приезжая в Москву, где он работал у Табакова. Очень хочется поскорее добраться и до Воронежа, который поднимает выпавшее из рук Перми знамя новой культурной столицы. Воронеж – это мой любимый Платонов. Воронеж – это мой любимый Петров.
 

  • 1
еще там автоматический подзавод, который требует периодического движения руками. Когда ходишь - нормально, но стоит пару дней провести в статике - у мольберта, компьютера и с книжкой - останавливаются...

  • 1