klaustromax (klaustromax) wrote,
klaustromax
klaustromax

Category:

про Василия Мельниченко и немного - про Омск


Новосибирск, 2013. На воркшопе проекта "Что делать с искусством?" для кураторов Сибири. Институт Гёте.

Мы знакомы лет так… много. С его фотокорского прошлого, когда мы были ещё по разные стороны объектива. Последние несколько лет – всё больше по одну. У нас полно разногласий, но относятся они скорее к «как», чем к «что» и "зачем". Мы не единомышленники, но - единочаятели. Поэтому получается дружить и делать общее дело.
Только что в Омске прошёл второй фестиваль «Пространство множественности», курируемый Василием. Неординарное яркое событие для пыльного города, которое простым горожанам может быть только в радость. Однако же  активность художников вызвала какую-то бурю эмоций в отдельных микросообществах: противодействие чиновников, клевета «желтых» журналистов,  озабоченность силовиков, угрозы отморозков, вандализм упырей… Одни это делают от страха «как бы чего не вышло», другие за деньги, другие – от сладострастной ненависти ко всему живому. Против фестиваля в целом, отдельных его участников и прежде всего Василия развернулась целая кампания, где оппоненты не гнушаются самыми омерзительными методами.
В прошлом году в ответ клеветникам Юля сделала подробную фактологическую публикацию "Про "клоуна Васю..."
Скажу и я:


Василий Мельниченко, необходимый и ненужный

Каждый из нас выстраивает свою Вселенную. Своими делами, своими друзьями, своими недругами. У Василия и первых, и вторых, и третьих – множество. Быть может, больше, чем у любого из омичей. Гигантская вселенная Василия бурлит, расширяется, в этот звездоворот вовлекается все новая и новая материя, из которой рождаются разноцветные звезды, зеленые планеты и черные дыры.
Его энергии хватило бы, чтобы отапливать целый микрорайон. Но он предпочитает мыслить более широкими масштабами. Он – человек мира. В обоих смыслах. Как легко перемещающийся в пространстве и свободно себя чувствующий в любой его точке, так и ненавидящий войну как любимое занятие негодяев.  Василий человек мира и в третьем смысле: в любой компании, где бы он ни оказался (сам видел) – воркшопе сибирских кураторов в Новосибирске, конференции о проблемах современного искусства в Лейпциге, арт-фестивале в Перми, дружеском застолье в Омске - он обычно становится одним из магнитных полюсов  каждого из этих миров. Веселый, умный, искренний, доброжелательный, а главное – заинтересованный, он сразу располагает к себе окружающих (конечно, если они не закомплексованные идиоты), легко становится своим и необходимым.



Лейпциг, 2013. Мытьё по-русски турецкого персика в немецком фонтане.
В дни работы к
онференции "О союзах и союзниках в кураторском поле". Институт Гёте и Галерея современного искусства.

Своей энергией Василий пытается двигать горы – горы косности, пошлости, убогости – и порой эти исполины подаются. Тогда с отвесных склонов на его голову валятся камни и льется лава дерьма. Шум, грохот, вонь, брызги! Но он делает это снова и снова. И вот рядом с ним уже и другие упираются в неприступные стены. И постепенно ландшафт  чуть-чуть меняется.
Едва ли удастся перечислить все выставки, проекты, лекции, мастер-классы, фестивали, что Василий организовал и провел, не взяв ни копейки из отведенного на культуру городского или областного бюджета. За это его особенно ненавидят люди, смысл жизни которых в способности из всего извлекать исключительно материальную выгоду.
Его  бесстрашие – это не бесстрашие безумца: отец, заботливо растящий четверых детей, не может не знать, что такое настоящий страх. Это бесстрашие человека, ответственного за будущее своих, да и всех остальных детей. Это страх профукать за пустяки главный драгоценный дар – жизнь.



Пермь, 2012. Монтаж инсталляции.Проект "Культурный альянс", арт-фестиваль "Белые ночи в Перми".

Василий – воплощение жизнелюбия, радостного жизнетворчества. Он дорожит каждой минутой своего существования в этом мире. Эта неуёмная радость порой прорывается в жестах и поступках, кажущихся кому-то смешными, нелепыми, несолидными. Точно также для кого-то нелепо, смешно и несолидно какое-нибудь дерево, вдруг по весне распускающееся маленькими розовыми цветочками – древесина, а туда же.  Но те кто, меряет жизнь не в кубометрах и мегатоннах, видят радостное струение жизненных соков и тоже хотят делать прекрасные глупости. Вот только смелости не у всех хватает.


Омск, 2014. Монтаж "Ежей" для Первого паблик-арт фестиваля "Пространство множественности".

Если бы Омск мыслил себя городом современным, молодым, растущим, творческим, то должен был бы стремиться использовать мощный ресурс, способный малыми средствами делать большие дела. На наших улицах бы стало больше умных и улыбающихся лиц, а у страны – больше настоящих, ответственных граждан. Но Омск ощущает себя кряхтящим старичком, у которого всё самое интересное и важное в прошлом, а сейчас ему просто не хватает на лекарства.
А зря.
Tags: publik-art, Василий Мельниченко, Омск, единочаятели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments